Я родила ребенка для себя — рассказ мамы

Когда роковые слова «родила для себя» не игра слов

«Родила для себя» — эти слова в последние годы на слуху у всех, пожалуй. Их произносят и молодые женщины, которые родили ребёнка вне брака, пытаясь оправдаться, что родили без мужа и готовы быть для ребёнка и мамой, и папой. Их повторяют для себя и других одинокие, родившие ближе к климаксу, матери, которым не нашлось по разным причинам подходящей пары для замужества. Иногда ребёнком «для себя» «назначается» мамой любимый младший ребёнок в семье, даже если есть папа (обычно не значимый для жены).

Рождённых «для себя» можно назвать особыми детьми, которым уготована судьба, или своего рода негативная программа, — «служить» маме, быть с мамой рядом. Ребёнок, который с детства слышит, что он рождён для мамы, обычно бессознательно осуществляет роковой для него сценарий матери, как бы он этому не пытался сопротивляться. Благо, если рожденный «для мамы» ребёнок попадает в молодости к хорошему психологу (а попадает он чаще всего с депрессией, психогенными расстройствами), который сумеет «вычислить» его негативную родительскую программу и поможет полностью преодолеть созависимость с матерью до того, как начнет реализоваться материнский сценарий

К сожалению, из-за гиперопеки, ведомый материнским наказом жить для неё и радовать её, ребёнок чаще всего вырастает несамостоятельным, беспомощным, неуверенным. Получив образование, они могут стать хорошими специалистами. Самым слабым звеном для них является создание семьи. Они могут не раз жениться, выходить замуж, рожать детей, но браки обычно рушатся, поскольку материнский наказ принадлежать только маме возвращает их обратно к ней. А если они остаются в семье, то продолжают считать своей семьей не жену, не мужа и детей, а родительскую семью в лице мамы, поскольку тревожный мамин посыл «рождён для мамы» бессознательно владеет умом и волей даже взрослых.

Жёны таких не отпущенных мамами мужей приходят на консультацию к психологу с попыткой разобраться, почему же такой чуткий к маме муж равнодушен к семейным обязанностям, к детям и при каждом удобном случае пребывает у мамы. Жёны с негативной программой «рождена для мамы» обычно долго замужем не задерживаются: возвращаются к маме после рождения ребёнка. Во время недолгого замужества находятся в постоянном контакте с мамой, жалуются на невыносимого мужа, обычно беспомощны что-либо делать без матери.

Однажды мне пришлось консультировать по скайпу молодую женщину с запросом разобраться, почему любимый мужчина не женится на ней. Клиентка в течение нескольких лет живет с ним. Он во всех отношениях подходит ей (образование, работа, квартира, денежное обеспечение, секс). Был не раз женат. Беременеть любимый мужчина запрещает, со свадьбой не торопится. Оказалось, несмотря на чувства к ней, мужчина (ему более сорока лет), которому пора бы уже иметь семью и детей, очень привязан к матери. Постоянно занят обеспечением матери и племянников, заботой о матери (ремонт, поездки за границу). Стало очевидно, что мужчина как младший любимый сын, рождённый «для себя», считает своей семьей маму, а не её, кого любит, с кем живет и ведет хозяйство.

Можно ли этой красавице, наконец, надеяться, что он женится на ней? Вряд ли, пока мама жива. Однако есть выход: уговорить любимого человека обратиться к семейному или личному психологу, чтобы преодолеть созависимость с мамой и «получить разрешение» жить для себя, а не для мамы. Однако надо понимать, что, если он услышит от любимой слова «созависимость с мамой», «рождён для мамы», то путь к психологу для него закрыт из-за чувства вины за то, что он «предает» маму. Для начального обращения к психологу человеку с такой проблемой нужны другие, более щадящие его чувства к маме, причины.

Другой случай. Инфантильная гиперопекаемая девушка рано вышла замуж, родила детей. Младшенькую родила «для себя», поскольку была тревожной, беспомощной и не хотела её отпускать от себя. Всю жизнь дочка слышала, что рождена «для себя», то есть для мамы. Несколько раз дочь выходила замуж, но мама постоянно требовала внимания, опеки, напоминая, что родила её «для себя». Дочери пришлось с юности быть родительницей своей незрелой мамы, которая играла роль истеричной, беспомощной и тревожной дочери. Поскольку клиентка имела уже маму в роли ребёнка, а миссия её была с детства определена матерью, то у неё появились женские болезни. И она отказалась думать о возможности рождения ребёнка. Потому что у неё стареющая мать, которой надо посвятить жизнь. Что и породило у дочери высокую тревожность, депрессию.

Такова типичная судьба дочери, рожденной мамой «для себя».

Что может облегчить жизнь детей, рожденных матерями «для себя»?

Что делать, чтобы не служение матери стало миссией таких людей, а они могли прожить свою жизнь, как они хотят?

Самое главное – это никогда не говорить вслух при ребёнке о том, что вы родили ребёнка «для себя», чтобы эти слова не стали роковой программой его жизни. Ни словами, ни мимикой, ни жестами, ни поведением не давайте это понять ребёнку. Даже если вы про себя так думаете и кому-то другому говорите это.

А если слова были сказаны, то стоит найти психолога, который освободит вашего ребёнка от обязанности посвятить свою жизнь только вам. Я думаю, вы это сделаете, если хотите, чтобы Ваше дитя было успешным и счастливым.

Уважаемые мои читатели! Все случаи, описанные здесь, если они как-то перекликаются с Вами, считайте случайным совпадением.

Я родила ребенка для себя — рассказ мамы

До сих пор помню слова любимого человека: «Ты же знаешь, что я тебя очень люблю. Но к семье я не готов и вряд ли когда-нибудь буду готов». Его слова напоминали слова из какого-то дурацкого сериала.

Решение, которое я приняла, тоже можно назвать «сериальным».

Я ответила, пугаясь собственной смелости: «Хорошо. Предлагаю сделать так: я забеременею от тебя и буду воспитывать ребенка одна. Уеду в другой город к маме, и ты меня больше никогда не увидишь».

Хотя, в целом, бояться мне было нечего: я заканчивала университет, у меня были достаточно молодые и понимающие родители, готовые прийти на помощь. Я думала: устроюсь на работу, начну зарабатывать деньги, найму няню для малыша. Желанный ребенок от любимого мужчины — это здорово. Будучи уверенной, что родится мальчик, планировала дать ему имя отца.

Мой возлюбленный согласился далеко не сразу — пришлось уговаривать его в течение нескольких месяцев. Моя идея казалась ему слишком нестандартной, странной. Я забеременела в кратчайшие сроки. Когда я узнала, что жду ребенка, первым делом сообщила об этом отцу малыша, а потом позвонила маме и папе. Затем купила билет из Москвы в один конец. Я считала, что поступаю правильно, но в душе все равно сомневалась: а справлюсь ли с такой сложной задачей? Со стороны казалось, что я являюсь героиней женского романа. Только вот я понятия не имела, какое содержание у каждой главы этой «книги».

Чувство уязвимости

Резкое расставание — нелегкое испытание для любого человека. Но во время беременности пережить весь спектр эмоций становится еще сложнее, ведь ты уже несешь ответственность не только за себя, но и за ребенка. Нельзя весь день рыдать в подушку и предаваться унынию — это может навредить малышу. Нельзя без зазрения совести выпить целую бутылку вина с друзьями или ходить на свидания, чтобы отвлечься. Нужно думать о здоровом питании и полноценном сне, а не о своей несчастной судьбе. Спать, есть полезную пищу и по возможности не переживать. С нервами все было плохо: из-за стресса я попала в больницу с кровотечением, рискуя потерять ребенка.

Чувство одиночества

Конечно, родители всячески меня поддерживали и помогали. Друзья тоже не забывали, часто звонили, интересовались моим состоянием. Но есть чувства, которыми хочется поделиться не с родителями и подружками, а с любимым человеком. Я думала, что справлюсь, но все оказалось гораздо сложнее: моих соседок по палате навещали мужья, гладили живот, спрашивали, все ли в порядке. Смеялись и счастливо улыбались, услышав фразу «Опять пинается, будет с сильным характером». Я чувствовала себя тоскливо и одиноко.

Непонимание окружающих

Девушки в палате интересовались: «А ты что, не замужем? Почему твой не приходит?» У некоторых во взгляде читалась жалость ко мне, у кого-то — неодобрение, а бывало, что и превосходство. Возможно, это моя паранойя, и даже в безобидных вопросах врачей про данные мужа мне чудился подвох. В провинциальном городке все знают друг друга. Я встречала на улице бывших преподавателей, одноклассников, их родителей. Все смотрели на округлившийся живот и улыбались, спрашивая, когда я вышла замуж. Мне было непросто.

Чувство вины

Мне было тяжело смотреть на отцов с детскими колясками. Они казались мне прекрасными и добрыми людьми, которые заботятся о детях, любят свою семью, несут за нее ответственность. А я сама лишила своего ребенка отца. Меня мучили сомнения: была ли я права, принимая такое решение? Я очень ждала появления малыша на свет, и мне было очень обидно за него.

После его рождения мне стало проще: материнская любовь и радость перекрыли все отрицательные эмоции. Я верила, что справлюсь с невзгодами, ведь теперь у меня есть человек, ради которого я буду стремиться к лучшей жизни. Быть в положении и уже держать ребенка на руках — это разные вещи.

Моя история имеет счастливый конец: мой мужчина решил, что нам нужно стать семьей, жить вместе и воспитывать сына. Я совсем недолго была «матерью-одиночкой», но эти переживания я не забуду никогда. Наверное, нужно написать некую мораль или умную мысль, но я не знаю, что можно добавить. Что я бы справилась и без мужа? Возможно. Что вдвоем проще? Безусловно. Одно я знаю наверняка: во фразе «одинокая мать» главным словом является второе.

Читаем также:

Хотите первыми читать наши материалы? Подписывайтесь на наш телеграм-канал

«Жалею, что родила сына для сестры»: рассказ суррогатной мамы

Честная история женщины, которая разрывается между любимыми людьми.

Текст: Любовь Высоцкая · 4 октября 2019

«Меня зовут Катя. Мне 27, и у меня уже есть двое детей. А еще у меня есть старшая сестра. Свете 35, четыре года назад она вышла замуж во второй раз. Первый муж бросил ее, узнав, что у Светы рак — рак шейки матки.

Болезнь, к счастью, в прошлом. Свете успешно сделали операцию, у нее полная ремиссия. Она счастлива в новом браке, но….

Без этого проклятого «но» никуда. Муж Светы сам из многодетной семьи. И всегда мечтал, что малышей у него будет минимум трое. А моя сестра, как вы понимаете, родить сама ему не может.

Скажете, есть же суррогатное материнство. Согласна. Но, в мегаполисах с этим, может, и просто. А у нас небольшой городок, все друг друга знают. Попробуй еще найди сурмаму, а потом еще и выдержи взгляды, слухи и сплетни. Да и денег на то, чтобы ей заплатить, не было и нет.

Два с половиной года назад сестра пришла ко мне с идеей, которая мне показалась безумной. Она предложила мне родить ребенка для нее.

«Ты с ума сошла? — я еле сдерживалась, чтобы не заорать на Свету. — Как ты себе это представляешь? Инсеминация? Мне шприцом вводят, прости, сперму твоего мужа? Ты понимаешь, что в таком случае это будет его ребенок? Но не твой! Не уверена, что моему мужу это понравится».

Света молчала, пережидая, пока я выплесну эмоции. А потом спокойно сказала:

«Я заморозила яйцеклетки».

Оказалось, когда Света еще была в первом браке и узнала о диагнозе, они с бывшим мужем первое время обсуждали возможность стать родителями после лечения. Тогда Света и прошла эту процедуру, не сказав об этом ни родителям, ни мне.

«Ты можешь быть суррогатной мамой, — сестра говорила спокойно и уверенно. Она уже все продумала. — Генетически этот ребенок не будет иметь к тебе никакого отношения. На процедуру ЭКО мы деньги найдем. А лучшей кандидатуры у меня нет. Ты мне самый близкий человек. У тебя уже есть чудесные малыши. Помоги и мне стать мамой. Стать счастливой».

Я была в шоке. Нет, нет и еще раз нет — я повторяла это раз за разом. Но вы не представляете, какому прессингу меня подвергли. И она сама, и родители — уговаривали, умоляли, упрашивали… чуть ли не на коленях стояли.

Первым сломался мой муж. Спустя какое-то время сдалась и я. Понимаете, я очень люблю сестру и я искренне хотела помочь ей. Предлагала ей взять малыша из детдома — но Света наотрез отказалась. Честно говорила — не смогу полюбить, нужен свой, родненький.

Медицинские процедуры описывать не буду. Мне повезло, что хватило одного протокола. Беременность была насколько легкой физически, насколько сложной морально.

Да, я настраивалась, что это чужой ребенок. Что я просто «инкубатор», выноси-отдай.

На первом УЗИ я, чтобы не сорваться, попросила отвернуть от меня монитор. В него смотрели сестра с мужем.

А на 15-й неделе я почувствовала то, что не спутать ни с чем… первые шевеления. Побежала обрадовать сестру. И полчаса мы рыдали, обнимая друг друга: она от радости, а я от понимания — это мой третий малыш!

С этого момента я жила, как в аду. Я не должна была разговаривать с крохой, но я с ним говорила. Я еле сдерживалась, чтобы не оттолкнуть сестру, которая любовно наглаживала мой живот. Я стала нервная и дерганая — но мое состояние списали на гормоны. Никто так ничего и не понял.

Рожать я уехала в краевой центр. Сестра немного простыла и не смогла присутствовать на родах. Клянусь, узнав об этом, я даже вынашивала план побега вместе с малышом. Останавливало лишь наличие старших детей — я ведь не кукушка.

Все прошло хорошо, насколько могло быть. Я попросила не выкладывать ребенка мне на живот, не прикладывать к груди (сестра, правда, хотела, чтобы я еще и выкормила малыша, но это уж было чересчур). Я даже улыбалась в камеру, когда Света с мужем торжественно позировали на выписке с бело-кружевным кулечком.

На этом моя сила воли закончилась. Я бы хотела уехать далеко-далеко, чтобы никогда не видеть их счастливые лица. Только вот с этим было сложно. Более того, мы жили в соседних домах — и я же сама на этом в свое время настояла, когда сестра заболела.

Как вы понимаете, Антошу — так назвали сына (моего? Их? Нашего?) — я вижу регулярно. Света все время обращается ко мне за помощью, за советами — как к более опытной маме. Я держу его на руках, нянчу, пеленаю, помогаю купать. И мое сердце разрывается на куски. Совсем скоро он начнет говорить. Я до истерики не хочу слышать, как он говорит «мама» другой женщине, пусть даже родной мне и любимой. А я для него всю жизнь буду тетей Катей, вряд ли он когда-нибудь узнает правду.

Мне не с кем этим поделиться. Я ношу боль в себе. Пыталась поговорить с мамой, она не поняла: мол, сама на это пошла, что тебе, своих двоих мало. Какая короткая у нее память! Она уже не помнит, как уговаривала, как давила на самое больное. Мол, сама бы выносила, раз я такая жестокая, да возраст не тот.

А мне иногда снится, что у сестры рецидив онкологии, и мой мальчик теперь — действительно только мой…»

Мамин опыт: Я родила ребенка для себя

Впрочем, идея, которая пришла мне в голову, была не менее «сериальной».

«Тогда давай так: я забеременею от тебя и буду растить ребёнка сама. Уеду к родителям в другой город, мы можем даже не видеться,» – предложила я, и испугалась своей смелости.

Хотя, казалось бы, бояться нечего: я только закончила институт, родители были ещё молодые и всегда говорили, что помогут. Потом выйду на работу, найду няню. А ребёнок от любимого человека – это прекрасно. Назову его (я была уверена, что родится мальчик) в честь отца и буду растить сама.

Уязвимость

Расставание, разрыв отношений – само по себе тяжело. Но если в этот момент ожидаешь ребенка, всё становится сложнее во много раз. Ты ведь совсем не принадлежишь себе. Не можешь прорыдать весь день в обнимку с ведром мороженого – это вредно для ребёнка. Не можешь напиться и пойти с подружками в бар. Или завести новый роман. Тебе надо думать о правильном питании и режиме, а не о своей несчастной любви. Спать за двоих, пить витамины по утрам и не нервничать. С последним было совсем плохо: возможно, отчасти из-за этого я вскоре попала в больницу с кровотечением и угрозой выкидыша.

Одиночество

Да, рядом были родители, они помогали и поддерживали. Друзья звонили и навещали. Но есть вещи, которые хочется рассказывать не папе с мамой и не студенческим приятельницам, а отцу ребенка. Я думала: я знаю, на что иду. Оказалось, нет. К соседкам по палате приходили мужья. Клали руку на живот, задавали вопросы. Смеялись приглушенным счастливым смехом, услышав про «опять толкается, с характером». Я же чувствовала себя невероятно одинокой.

Косые взгляды

Чувство вины

Еще сложнее было видеть пап с колясками. Все, буквально все они казались мне прекрасными людьми – любящими детей до умопомрачения. заботливыми, ответственными, нежными. А я. я лишила своего ребенка отца. Правильно ли я вообще поступила, решая за него? Мне было заранее обидно за маленького человека, которого я очень ждала.

После родов стало намного проще – любовь к ребенку, радость от того, что он появился на свет перекрывала и страхи, и тревоги. Я верила, что справлюсь – ведь у меня есть, ради кого стремиться к лучшему. Быть беременной и взять малыша на руки, настоящего, твоего – совсем разные вещи.

Продолжение у истории оказалось не совсем типичным – любимый мужчина вскоре решил, что нам все-таки надо жить вместе и вместе воспитывать сына. Так что опыт «самостоятельного» материнства был довольно коротким, но, тем не менее, впечатляющим. Наверное, тут должен быть вывод, тезис или мораль, но я не знаю, ЧТО можно сказать. Что я бы справилась одна? Наверное. Что вдвоем проще? Определенно. Но я знаю одна: в словах «одинокая мама» главное, все-таки, второе.

Родила для себя

Только написала пост про матерей, как вспомнила ещё один яркий и печальный пример.

Таких постов может быть серия, но кому оно надо? Пишу тут для себя. Потом у что многие ситуации, истории пропустила через себя. Некоторые произвели сильное впечатление и я ими поделилась с остальными.

Так вот, 148 дней назад я пообещала в комментах своего поста, что напишу на эту тему, но слишком дёргала она меня, слишком эмоционально писала и откладывала на потом. Вот сегодня, вроде перегорела и пишу спокойно.

@XaLjaLniySween подписался, осталось только за огнетушителями сбегать, обожаю посты про сыночек-корзиночек, т.к. самому приходилось выбивать для себя личное пространство))Не знаю как насчет огнетушителей, а меня на слезу пробило. Вспомнила Максима.

Максим старший сын своей матери. У неё ещё двое.Максима она родила «для себя», вопреки логике, ведь муж был пьяница и бывший зек, который избивал её и она неоднократно порывалась уйти. Развелась, в итоге, уже беременной, когда муж второй раз сел. Двое других сыновей от разных отцов. Средний ушёл из дома лет в 17 и не поддерживает с ними связь. Максим же уже лет в 7 знал, что мама родила его для себя и он обязан всем маме, ведь она столько вынесла и пережила, чтоб сохранить сына! Максим нянчил младших братьев, бегам на молочную кухню, иногда просил милостыню, чтоб денег маме принести. Нет, она не была алкоголичкой и не вела маргинальный образ жизни. Просто мать одиночка в тяжелой жизненной ситуации. Подростком окончил ПТУ и сразу работать. Всю жизнь только работал и братьев воспитывал. Но если средний ушел и жил самостоятельно, то младший стал фаворитом матери. Не знаю почему. Там тоже звучала фраза «для себя». Так вот младший должен получить высшее образование и устроиться на хорошую работу, поэтому по дому он делать ничего не должен, только учёба и отдых от неё. Уж не знаю, чего по времени было больше. Итог: старший сын кормит и одевает всю семью, в том числе и девушку младшего брата, которая переехала к ним жить. Младший не работает, хоть уже окончил обучение, но т.к. достойных мест для его гения нет, он вынужден оставаться с ними, его девушка работает периодически, т.е. особо нигде не задерживается.
Что дальше? Максим начинает болеть. Температура вдруг поднимается, головные боли, общая слабость. Лечился ли он? Некогда! Работать надо и маме ремонт сделать. Те, кто был с ним близок по работе, а иного окружения у него почти не было, заметили как он осунулся, цвет кожи изменился. Как-то уговорили пойти к врачам. Диагноз: рак крови. И в такой стадии, что сложно помочь. Изменилось ли потребительское отношение к Максиму? Нет, конечно. Все просто удивились, что больше работать некому и по дому тоже что-то нужно делать. Максим скончался в феврале прошлого года
Теперь, когда слышу «родить для себя», неизбежно вспоминаю его.Может, не отпустить человека, а оставить навсегда под своим контролем и есть настоящее «для себя»?

СУДЬБА детей, рождённых мамой ДЛЯ СЕБЯ

Никогда не говорите вслух при ребёнке о том, что вы родили его «для себя», чтобы эти слова не стали роковой программой жизни вашего ребёнка!

«Родила для себя» — эти слова в последние годы на слуху у всех, пожалуй. Их произносят и молодые женщины, которые родили ребёнка вне брака, пытаясь оправдаться, что родили без мужа и готовы быть для ребёнка и мамой, и папой. Их повторяют для себя и других одинокие, родившие ближе к климаксу, матери, которым не нашлось по разным причинам подходящей пары для замужества. Иногда ребёнком «для себя» «назначается» мамой любимый младший ребёнок в семье, даже если есть папа (обычно не значимый для жены). Рождённых «для себя» можно назвать особыми детьми, которым уготована судьба, или своего рода негативная программа, — «служить» маме, быть с мамой рядом.

Когда роковые слова «родила для себя» НЕ игра слов

Ребёнок, который с детства слышит, что он рождён для мамы, обычно бессознательно осуществляет роковой для него сценарий матери, как бы он этому ни пытался сопротивляться. Благо, если рожденный «для мамы» ребёнок попадает в молодости к хорошему психологу (а попадает он чаще всего с депрессией, психогенными расстройствами), который сумеет «вычислить» его негативную родительскую программу и поможет полностью преодолеть созависимость с матерью до того, как начнет реализоваться материнский сценарий.

К сожалению, из-за гиперопеки, ведомый материнским наказом жить для неё и радовать её, ребёнок чаще всего вырастает несамостоятельным, беспомощным, неуверенным. Получив образование, они могут стать хорошими специалистами. Самым слабым звеном для них является создание семьи. Они могут не раз жениться, выходить замуж, рожать детей, но браки обычно рушатся, поскольку материнский наказ «принадлежать только маме» возвращает их обратно к ней. А если они остаются в семье, то продолжают считать своей семьей не жену, не мужа и детей, а родительскую семью в лице мамы, поскольку тревожный мамин посыл «рождён для мамы» бессознательно владеет умом и волей даже взрослых.

Жёны таких не отпущенных мамами мужей приходят на консультацию к психологу с попыткой разобраться, почему же такой чуткий к маме муж равнодушен к семейным обязанностям, к детям, и при каждом удобном случае пребывает у мамы. Жёны с негативной программой «рождена для мамы» обычно долго замужем не задерживаются: возвращаются к маме после рождения ребёнка. Во время недолгого замужества находятся в постоянном контакте с мамой, жалуются на невыносимого мужа, обычно беспомощны что-либо делать без матери.

Однажды мне пришлось консультировать по скайпу молодую женщину с запросом разобраться, почему любимый мужчина не женится на ней. Клиентка в течение нескольких лет живет с ним. Он во всех отношениях подходит ей (образование, работа, квартира, денежное обеспечение, секс). Был не раз женат. Беременеть любимый мужчина запрещает, со свадьбой не торопится. Оказалось, несмотря на чувства к ней, мужчина (ему более сорока лет), которому пора бы уже иметь семью и детей, очень привязан к матери. Постоянно занят обеспечением матери и племянников, заботой о матери (ремонт, поездки за границу). Стало очевидно, что мужчина как младший любимый сын, рождённый «для себя», считает своей семьей маму, а не её, кого любит, с кем живет и ведет хозяйство.

Можно ли этой красавице, наконец, надеяться, что он женится на ней? Вряд ли, пока мама жива. Однако есть выход: уговорить любимого человека обратиться к семейному или личному психологу, чтобы преодолеть созависимость с мамой и «получить разрешение» жить для себя, а не для мамы. Однако надо понимать, что, если он услышит от любимой слова «созависимость с мамой», «рождён для мамы», то путь к психологу для него закрыт из-за чувства вины за то, что он «предает» маму. Для начального обращения к психологу человеку с такой проблемой нужны другие, более щадящие его чувства к маме, причины.

Другой случай. Инфантильная гиперопекаемая девушка рано вышла замуж, родила детей. Младшенькую родила «для себя», поскольку была тревожной, беспомощной и не хотела её отпускать от себя. Всю жизнь дочка слышала, что рождена «для себя», то есть для мамы. Несколько раз дочь выходила замуж, но мама постоянно требовала внимания, опеки, напоминая, что родила её «для себя». Дочери пришлось с юности быть родительницей своей незрелой мамы, которая играла роль истеричной, беспомощной и тревожной дочери. Поскольку клиентка имела уже маму в роли ребёнка, а миссия её была с детства определена матерью, то у неё появились женские болезни. И она отказалась думать о возможности рождения ребёнка. Потому что у неё стареющая мать, которой надо посвятить жизнь. Что и породило у дочери высокую тревожность, депрессию.

Такова типичная судьба дочери, рожденной мамой «для себя».

Что может облегчить жизнь детей, рожденных матерями «для себя»? Что делать, чтобы не служение матери стало миссией таких людей, а они могли прожить свою жизнь, как они хотят?

Самое главное – это никогда не говорить вслух при ребёнке о том, что вы родили ребёнка «для себя», чтобы эти слова не стали роковой программой его жизни. Ни словами, ни мимикой, ни жестами, ни поведением не давайте это понять ребёнку. Даже если вы про себя так думаете и кому-то другому говорите это.

А если слова были сказаны, то стоит найти психолога, который освободит вашего ребёнка от обязанности посвятить свою жизнь только вам. Я думаю, вы это сделаете, если хотите, чтобы Ваше дитя было успешным и счастливым. опубликовано econet.ru .

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Где спит мое сердце: истории мам, которым пришлось отказаться от своих детей

Выбор иногда оказывается мучительно невозможным — каждый может оказаться в ситуации стоящего на парапете человека, раздираемого болью, отчаянием и дикой усталостью. Героиням нашего материала пришлось отказаться от собственного ребёнка. И самое мудрое, что мы можем сделать — не спешить осуждать. Хотя бы потому, что мы никогда не были на том берегу, с которого может и не быть выхода. Истории таких мам от первого лица.

Источник фото: unsplash.com

Алла, 40 лет

Я до сих пор не смогла оправиться. Да, я все понимаю мозгами, но иногда ночами я просто смотрю в потолок и глотаю слезы. Я отказалась от своего сына сразу после его рождения, 15 лет назад. В тот момент я была счастливой мамой весёлой двухлетней девочки, мне очень нравилось в материнстве буквально всё. Запах, улыбка по утрам, ручки-ножки в складочках. Дочку я зацеловывала от макушки до пяточек. Когда я узнала о новой беременности — я летала от восторга. Вынашивала легко, покупала голубые ползунки и шапочки.

А потом в лоб нашему автомобилю прилетела фура с уснувшим дальнобойщиком. Я оказалась в недельной коме. Когда открыла глаза, мне рассказали, что меня ждёт. Муж погиб моментально на месте. У меня оказался поврежден позвоночник — с тех пор я перемещаюсь на инвалидной коляске, возможность ходить так и не удалось восстановить. Я боялась спросить — а что же с семимесячным малышом? Случилось непоправимое. Ребенок выжил — меня экстренно прокесарили, но его мозг умер вместе с мужем. Вместе с моими ногами, вместе с частью меня — той, что так любила жить.

Все, что мне тогда хотелось сделать — это закрыть глаза и никогда больше не открывать их.

Мой малыш, которого я так ждала, навсегда останется овощем, который не сможет ни самостоятельно есть, ни говорить, ни играть с сестрой. Все это казалось мне кошмарным сном.

Доктор, который зашел в палату, когда ко мне пришли моя мама и дочка, был немногословен.

Сейчас ты поедешь домой и будешь учиться воспитывать свою двухлетку. Удастся ли снова уметь ходить — большой вопрос, иллюзий не строй. Сломаешься — старшая останется без матери. Отца у неё уже нет. Сына не вытянешь — это невозможно. Считай, что он тоже умер. Это пустая оболочка, в которую ты просто будешь качать силы и время. У тебя нет — ни времени, ни сил.

Дочка стиснула мою руку. Мама обняла меня. Я написала отказ.

Скорее всего, он был прав: вопрос стоял очень жестко. Или выживаем мы со старшей, или все вместе тонем. У сына не было ни одного рефлекса: он дышал через трубочку, питался через трубочку, он весь был окутан трубочками. Если бы я могла ходить и хотя бы ухаживать за собой — я могла бы забрать малыша домой. А так. я не могла навесить еще и такую обузу на свою уже немолодую и не слишком здоровую маму.

Я видела это крохотное бледное тельце в кровоподтеках от уколов. За стеклом, в белой комнате. А потом меня посадили в машину — и мы уехали. Нужно было жить дальше.

Мы выжили, я работаю бухгалтером, дочка поступила в институт. Мама почти ослепла, но держится, теперь я ухаживаю за ней, за моей совсем старенькой хрупкой мамочкой. Но иногда меня душат слезы. Где сейчас спит мое сердце? И чему тогда так больно внутри — и так пусто?

Оксана, 41 год

Мне было 16, когда я забеременела. Родителям сказать боялась, но долго же все равно не спрячешься. На шестом месяце вылез живот, строгий папа вызвал моего мальчика на серьезный разговор. Хотя никакого разговора не было: он просто сказал, чтобы тот больше никогда не приближался ко мне. Или мои родители посадят его за изнасилование несовершеннолетней. Он испугался — а кто бы не испугался? — и ушел. Мы оба хотели этого ребенка. Были готовы пожениться и жить в доме его бабушки недалеко от города.

А потом родители взялись за меня. То угрожали, то уговаривали. Мама плакала и пила валидол: в консультации, когда врач предложила рожать, сказала, что у нее и так уже трое детей и четвертый в виде внука ей не нужен. Мне говорили, что я еще успею родить, что мне нужно учиться. В середине 90-х действительно было очень тяжело — и я очень боялась, что моего любимого посадят. Я была напугана, опустошена.

Источник фото: unsplash.com

Делать аборт было уже поздно, отправили на преждевременные роды. Купили справку о том, что у меня пиелонефрит. Тогда все можно было купить.

Вы знаете, что такое преждевременные роды, искусственно вызванные? Околоплодные воды откачиваются, в матку заливается химический раствор, чтобы плод умер. Все как по-настоящему, со схватками, с болью, со льдом на животе. Все вживую — кроме ребенка. Моя девочка оказалась настолько сильной, что родилась живой. На приличном сроке, но недоношенной. После всего этого вытравливания! Она кричала, когда родилась.

И я кричала под осуждающими взглядами акушерок:

Давай, не ори. Ноги раздвигала перед мужиком — не орала. Вот и сейчас не ори.

Ее унесли, мою живую тогда дочь — а я была растоптана, унижена, выпотрошена. Я действительно любила того мальчика. Действительно хотела ребенка. Да, я сама была ребенком в тот момент — и рядом не было никого, кто мог бы поддержать меня. Сказать, что у меня все получится.

Я чувствовала себя грязной — я отказалась от своей дочери и от своей любви. Сейчас я могла бы быть бабушкой. И я не знаю, что потом с ней случилось. Что делают в таких случаях с абортированным материалом, если он оказывается живым? Просто дают умереть? Выхаживают? Сейчас, будучи взрослой женщиной, я никогда не отдала бы своего ребенка. А тогда. мне просто хотелось домой. Я очень устала.

Следующие несколько лет мне реально «сорвало крышу». Я действительно «раздвигала ноги», иногда перед почти незнакомыми людьми. При этом поступила в университет, выучилась. Старшую дочь родила уже в 27. Потом ещё троих от разных пап. Так получилось. Сейчас, когда у меня четверо детей, я понимаю, что я искала тогда любовь. Звучит, наверное, смешно и пафосно. Но я искала того, кто будет любить меня — целиком, полностью. И никогда никому не позволит меня запугать и предать свое. Позволит не предать себя.

С мальчиком мы тогда расстались, конечно. Сейчас изредка встречаемся — у него тоже дети, трое. Я не знаю, как бы тогда все повернулось — может быть, нужно было стоять до конца, царапаться, сбежать. Родить и оставить. Может быть, все было бы хорошо. А может быть, и нет.

Я знаю только, что мне до сих пор больно. И что тому мальчику до сих пор больно.

Если моя почти взрослая дочь забеременеет, я буду с ней. Несмотря ни на что. Ее я точно не предам — и уж, во всяком случае, мои дети знают все о контрацепции уже сейчас. И — не хочу загадывать — иногда мне кажется, что для того, чтобы закрыть эту историю, мне нужно усыновить ребенка. Может быть, однажды.

Ольга, 25 лет

Я отказалась от ребенка с кучей диагнозов. Я забеременела, кажется, от скуки и от желания вырваться из своей семьи. А папа ребенка, узнав о беременности, тихо слился. Сказал, что его жена тоже беременна.

Работать я не могла — постоянно тошнило и мутило, деньги закончились, из съёмной квартиры пришлось съехать. Да и зачем бы она мне была нужна? Я строила там сказку на двоих, а тут третий оказался явно лишним. Для всех.

Источник фото: unsplash.com

Я хотела сделать аборт сразу. Но мои родители — очень верующие люди. Они запирали меня дома, не давали никуда выходить.

Родители приняли меня к себе, но постоянно попрекали тем, что я «принесла в подоле».

При этом у отца была любовница, он брал меня на встречи с ней с детства. Я сидела в кухне и смотрела мультики. А они запирались в комнате. По дороге мне покупалось пирожное — и неизменно следовала просьба ничего не говорить маме. Та всю жизнь на таблетках-антидепрессантах. Мне постоянно рассказывали, на какой подвиг они пошли, что сохранили семью ради меня. По-моему, лучше бы развелись. А тут вдруг вспомнили о том, что аборт делать грешно. Почему я тогда послушалась? Не знаю.

В итоге я сбежала к подруге в соседний город. Сказала матери, что мне нужно в аптеку, села в автобус. Вещи подруга вывезла раньше тайком. Доносила ребенка и пришла рожать — подруга все устроила. Наверное, я так не хотела этого мальчика, что он таким и родился. Я тогда заморозилась, как робот. Врачи сказали, что можно отказаться — и, честно, я почувствовала облегчение. Я не могла, не умела дать ребенку ни тепла, ни любви. Я никого до сих пор не умею любить. Даже себя.

Я знаю, где мой ребенок. Моего сына никто не усыновил. На этом я пока ставлю точку. Мне нужно разобраться в себе и с собой — поэтому я на терапии. А дальше — посмотрим.

Где спит мое сердце: истории мам, которым пришлось отказаться от своих детей

Выбор иногда оказывается мучительно невозможным — каждый может оказаться в ситуации стоящего на парапете человека, раздираемого болью, отчаянием и дикой усталостью. Героиням нашего материала пришлось отказаться от собственного ребёнка. И самое мудрое, что мы можем сделать — не спешить осуждать. Хотя бы потому, что мы никогда не были на том берегу, с которого может и не быть выхода. Истории таких мам от первого лица.

Алла, 40 лет

Я до сих пор не смогла оправиться. Да, я все понимаю мозгами, но иногда ночами я просто смотрю в потолок и глотаю слезы. Я отказалась от своего сына сразу после его рождения, 15 лет назад. В тот момент я была счастливой мамой весёлой двухлетней девочки, мне очень нравилось в материнстве буквально всё. Запах, улыбка по утрам, ручки-ножки в складочках. Дочку я зацеловывала от макушки до пяточек. Когда я узнала о новой беременности — я летала от восторга. Вынашивала легко, покупала голубые ползунки и шапочки.

А потом в лоб нашему автомобилю прилетела фура с уснувшим дальнобойщиком. Я оказалась в недельной коме. Когда открыла глаза, мне рассказали, что меня ждёт. Муж погиб моментально на месте. У меня оказался поврежден позвоночник — с тех пор я перемещаюсь на инвалидной коляске, возможность ходить так и не удалось восстановить. Я боялась спросить — а что же с семимесячным малышом? Случилось непоправимое. Ребенок выжил — меня экстренно прокесарили, но его мозг умер вместе с мужем. Вместе с моими ногами, вместе с частью меня — той, что так любила жить.

Все, что мне тогда хотелось сделать — это закрыть глаза и никогда больше не открывать их.

Мой малыш, которого я так ждала, навсегда останется овощем, который не сможет ни самостоятельно есть, ни говорить, ни играть с сестрой. Все это казалось мне кошмарным сном.

Доктор, который зашел в палату, когда ко мне пришли моя мама и дочка, был немногословен. «Сейчас ты поедешь домой и будешь учиться воспитывать свою двухлетку. Удастся ли снова уметь ходить — большой вопрос, иллюзий не строй. Сломаешься — старшая останется без матери. Отца у неё уже нет. Сына не вытянешь — это невозможно. Считай, что он тоже умер. Это пустая оболочка, в которую ты просто будешь качать силы и время. У тебя нет — ни времени, ни сил». Дочка стиснула мою руку. Мама обняла меня. Я написала отказ.

Скорее всего, он был прав: вопрос стоял очень жестко. Или выживаем мы со старшей, или все вместе тонем. У сына не было ни одного рефлекса: он дышал через трубочку, питался через трубочку, он весь был окутан трубочками. Если бы я могла ходить и хотя бы ухаживать за собой — я могла бы забрать малыша домой. А так. я не могла навесить еще и такую обузу на свою уже немолодую и не слишком здоровую маму.

Я видела это крохотное бледное тельце в кровоподтеках от уколов. За стеклом, в белой комнате. А потом меня посадили в машину — и мы уехали. Нужно было жить дальше.

Мы выжили, я работаю бухгалтером, дочка поступила в институт. Мама почти ослепла, но держится, теперь я ухаживаю за ней, за моей совсем старенькой хрупкой мамочкой. Но иногда меня душат слезы. Где сейчас спит мое сердце? И чему тогда так больно внутри — и так пусто?

Оксана, 41 год

Мне было 16, когда я забеременела. Родителям сказать боялась, но долго же все равно не спрячешься. На шестом месяце вылез живот, строгий папа вызвал моего мальчика на серьезный разговор. Хотя никакого разговора не было: он просто сказал, чтобы тот больше никогда не приближался ко мне. Или мои родители посадят его за изнасилование несовершеннолетней. Он испугался — а кто бы не испугался? — и ушел. Мы оба хотели этого ребенка. Были готовы пожениться и жить в доме его бабушки недалеко от города.

А потом родители взялись за меня. То угрожали, то уговаривали. Мама плакала и пила валидол: в консультации, когда врач предложила рожать, сказала, что у нее и так уже трое детей и четвертый в виде внука ей не нужен. Мне говорили, что я еще успею родить, что мне нужно учиться. В середине 90-х действительно было очень тяжело — и я очень боялась, что моего любимого посадят. Я была напугана, опустошена.

Делать аборт было уже поздно, отправили на преждевременные роды. Купили справку о том, что у меня пиелонефрит. Тогда все можно было купить.

Вы знаете, что такое преждевременные роды, искусственно вызванные? Околоплодные воды откачиваются, в матку заливается химический раствор, чтобы плод умер. Все как по-настоящему, со схватками, с болью, со льдом на животе. Все вживую — кроме ребенка. Моя девочка оказалась настолько сильной, что родилась живой. На приличном сроке, но недоношенной. После всего этого вытравливания! Она кричала, когда родилась.

И я кричала под осуждающими взглядами акушерок: «Давай, не ори. Ноги раздвигала перед мужиком — не орала. Вот и сейчас не ори».

Ее унесли, мою живую тогда дочь — а я была растоптана, унижена, выпотрошена. Я действительно любила того мальчика. Действительно хотела ребенка. Да, я сама была ребенком в тот момент — и рядом не было никого, кто мог бы поддержать меня. Сказать, что у меня все получится.

Я чувствовала себя грязной — я отказалась от своей дочери и от своей любви. Сейчас я могла бы быть бабушкой. И я не знаю, что потом с ней случилось. Что делают в таких случаях с абортированным материалом, если он оказывается живым? Просто дают умереть? Выхаживают? Сейчас, будучи взрослой женщиной, я никогда не отдала бы своего ребенка. А тогда. мне просто хотелось домой. Я очень устала.

Следующие несколько лет мне реально «сорвало крышу». Я действительно «раздвигала ноги», иногда перед почти незнакомыми людьми. При этом поступила в университет, выучилась. Старшую дочь родила уже в 27. Потом ещё троих от разных пап. Так получилось. Сейчас, когда у меня четверо детей, я понимаю, что я искала тогда любовь. Звучит, наверное, смешно и пафосно. Но я искала того, кто будет любить меня — целиком, полностью. И никогда никому не позволит меня запугать и предать свое. Позволит не предать себя.

С мальчиком мы тогда расстались, конечно. Сейчас изредка встречаемся — у него тоже дети, трое. Я не знаю, как бы тогда все повернулось — может быть, нужно было стоять до конца, царапаться, сбежать. Родить и оставить. Может быть, все было бы хорошо. А может быть, и нет.

Я знаю только, что мне до сих пор больно. И что тому мальчику до сих пор больно.

Если моя почти взрослая дочь забеременеет, я буду с ней. Несмотря ни на что. Ее я точно не предам — и уж, во всяком случае, мои дети знают все о контрацепции уже сейчас. И — не хочу загадывать — иногда мне кажется, что для того, чтобы закрыть эту историю, мне нужно усыновить ребенка. Может быть, однажды.

Ольга, 25 лет

Я отказалась от ребенка с кучей диагнозов. Я забеременела, кажется, от скуки и от желания вырваться из своей семьи. А папа ребенка, узнав о беременности, тихо слился. Сказал, что его жена тоже беременна.

Работать я не могла — постоянно тошнило и мутило, деньги закончились, из съёмной квартиры пришлось съехать. Да и зачем бы она мне была нужна? Я строила там сказку на двоих, а тут третий оказался явно лишним. Для всех.

Я хотела сделать аборт сразу. Но мои родители — очень верующие люди. Они запирали меня дома, не давали никуда выходить.

Родители приняли меня к себе, но постоянно попрекали тем, что я «принесла в подоле».

При этом у отца была любовница, он брал меня на встречи с ней с детства. Я сидела в кухне и смотрела мультики. А они запирались в комнате. По дороге мне покупалось пирожное — и неизменно следовала просьба ничего не говорить маме. Та всю жизнь на таблетках-антидепрессантах. Мне постоянно рассказывали, на какой подвиг они пошли, что сохранили семью ради меня. По-моему, лучше бы развелись. А тут вдруг вспомнили о том, что аборт делать грешно. Почему я тогда послушалась? Не знаю.

В итоге я сбежала к подруге в соседний город. Сказала матери, что мне нужно в аптеку, села в автобус. Вещи подруга вывезла раньше тайком. Доносила ребенка и пришла рожать — подруга все устроила. Наверное, я так не хотела этого мальчика, что он таким и родился. Я тогда заморозилась, как робот. Врачи сказали, что можно отказаться — и, честно, я почувствовала облегчение. Я не могла, не умела дать ребенку ни тепла, ни любви. Я никого до сих пор не умею любить. Даже себя.

Я знаю, где мой ребенок. Моего сына никто не усыновил. На этом я пока ставлю точку. Мне нужно разобраться в себе и с собой — поэтому я на терапии. А дальше — посмотрим.

Рождение вашего ребёнка-не случайность: детки сами выбирают себе родителей .

Не зря говорят, что детки видят ангелов до тех пор, пока не начинают разговаривать. Всё происходит закономерно, просто нам не всё дано знать. Но определённые исследования, связанные с детской памятью ведутся.

Как детская душа выбирает себе родителей?

Многие родители рассказывали, что, когда их дети еще только научились говорить, но еще не умели четко структурировать свои рассказы, они сообщали о какой-то другой жизни. Еще не обладая развитым навыком изложения своих мыслей, они как умели пытались описать эту другую жизнь. Порой их рассказы сопровождались точными подробностями, которые иногда даже можно было проверить. Именно тогда и выяснялось, что несмотря на огромные расстояния и совершенно другой язык, ребенок рассказывал о жизни другого человека, которого к тому времени уже не было в живых. Идея перерождения (реинкарнации) была известна не только индусам: некогда ее придерживались во всем мире. Сейчас уже имеются подтверждения того, что человеческая душа раз за разом приходит на землю – в один и тот же род, чтобы отработать совместную карму или же переходит в другой род, чтобы испробовать себя в новой ипостаси.

Некоторые матери говорили, что их дети, находясь на самом раннем этапе развития, частично помнили о своей прошлой жизни, о том, как они выбирали для себя мать и ряд других деталей. С подобными историями можно будет ознакомиться ниже. Очень часто такие откровения списываются на безудержную детскую фантазию, однако с наступлением 4-летнего возраста эти разговоры почему-то почти полностью исчезают, а после 7–10 лет от них не остается и следа. Необходимо учесть, что подобных свидетельств накопилось огромное количество, и это относится ко всем без исключения странам. При этом звучат они практически одинаково. Следовательно, пришло время согласиться с тем, что самые чистые, самые честные, самые лучшие представители рода человеческого ничего не выдумывают, а делятся с нами воспоминаниями о том, что было в реальности.

angel

Вот что рассказала мама одного трехлетнего мальчика.

Однажды, хлопоча на кухне, я решила отвлечь ребенка тем, что дала ему разглядывать семейный фотоархив.

В какой-то момент мой сынок подбежал ко мне со старой фотографией, на которой я еще девушкой стояла вместе с моей мамой, которая умерла еще до рождения сына. При этом он сказал:

«Мам я помню и тебя, и платье, которое на тебе было! Ты еще тогда на автобус опоздала!»

У меня от удивления глаза на лоб вылезли. Я спросила: «Откуда тебе это известно? От папы узнал?»

Сын сказал: «Нет, я тебя сверху тогда видел, когда мне показали на тебя и сказали, что моей мамой будешь ты!»

Этот разговор запал мне в душу. С тех пор я стала расспрашивать другие матерей и выяснила, что другие малыши тоже помнят о том, как смотрели на своих будущих мам откуда-то из другого места.

Одна из них как-то сказала мне, что ее дочь недавно сообщила следующее:

«Мама! Рыжебородый дедушка просил передать привет вам, и утверждал, что молится за вас!»

Этот дедушка приходился этой женщине прадедом, и видела она его только тогда, когда была еще совсем маленькой девочкой. После его смерти единственным сохранившимся о нем свидетельством осталась черно-белая фотография ужасного качества, которая хранилась в семейных альбомах. Можно поклясться, что девочка ее точно не видела, поскольку в этом возрасте яркие книжки представляют для детей куда больше интерес, чем старые черно-белые фотографии. Поэтому обе женщины решили, что девочка и в самом деле еще до своего рождения видела своего пра-прадеда!

Одна молодая мама сообщила, что ее сын сказал ей, что ему когда-то показывали на каких-то экранах мужчин и женщин, из которых он выбирал себе родителей.

Еще одна женщина говорила, что ее четырехлетняя дочь однажды сказала: «Когда меня отправляли к тебе в животик, прилетевший ангелочек сказал, что мне дадут имя в честь одной замечательной тети, которая сможет помочь мне». Интересно то, что девочке не было известно, что ее мать во время беременности, когда до родов оставалось совсем немного времени, упала, поскользнувшись на улице. Тогда ей на помощь пришла какая-то женщина, которая отвезла ее в больницу оставаясь там до тех пор, пока не узнала, что все в порядке. Именно ее именем и была названа дочь.

Но самое удивительное своим родителям сообщила одна девочка двух с половиной лет, которая сказала своим маме и папе, что своих родителей она выбирала в компании еще двух мальчиков. Однако одному из них было запрещено выбирать этих родителей, тогда как второму сказали, чтобы он приготовился. Спустя год у матери девочки случился выкидыш, и она потеряла мальчика. По прошествии же еще двух лет ей удалось родить вполне здорового малыша. Таким образом предсказание маленькой девочке сбылось!

Получается, что люди приходят на землю будучи посланными ангелами, а дети еще на небесах выбирают себе родителей!

«Родила для себя». Мнение матери-одиночки и мнение такого ребёнка

Матери-одиночки до сих пор вызывают некоторое недоумение и даже агрессию. «Принесла в подоле» — такой негативный камень в одинокий женский огород.

Однако, если раньше такая мамочка была вынуждена чуть ли не бежать в другой город, сейчас времена изменились: все чаще в обиходе мелькает фраза «родила для себя».

Почувствуйте разницу: это не просто женщина, которая забеременела, но осталась без партнера, это женщина, сознательно решившаяся на этот шаг.


«Родить для себя» — это не то же самое, что мать-одиночка?

Velvet.by поговорил со Снежаной, которая родила дочь, не вступая в долговременные отношения, и с Егором, «ребенком, рожденным для себя».

Моя жизнь до беременности

— Я даже не могу толком ответить на вопрос, почему у меня не сложилось с мужчиной, — вздыхает 39-летняя Снежана. — Я не занималась карьерой, как многие могут подумать. Так получилось, наверное. До 28 лет работала в сфере образования: учителем в небольшом городе. Коллектив у нас женский, а в моем родном городке свободных мужчин моего возраста — раз-два и нет.

Потом решила переехать в столицу, нашла себе здесь работу. Благо, от дяди с тетей досталась квартира — они уехали жить в Россию. У них с детьми тоже вот не сложилось. Может, это у нас семейное? Поэтому они эту квартиру оставили мне.

Здесь на меня заглядывались мужчины, но почему-то в основном женатые. А я так не хочу. Не хочу выходить замуж просто для галочки, «миссия выполнена». Чтобы потом мой муж заглядывался на кого-то моложе. Поэтому отношения как-то и не сложились. А может, потому, что я сильная женщина, а мужчины таких боятся?

Существуют ли на самом деле сильные женщины или их такими делает мир?

Как я забеременела от женатого мужчины

— Поначалу родители пытались меня знакомить с потенциальными женихами. Потом я переехала, и ближе к 35 все уже махнули на меня рукой. Подруги, родственники — никто уже даже не заводил этот разговор.
Зато внутри его завела я сама. Какие-то инстинкты не давали мне спокойно жить. Ощущение, что я не успею впрыгнуть в этот последний вагон. Так и решила: рожу для себя!

Ну и что, что нет отца, зато есть любящая мать. Возможно, это немного эгоистично по отношению к ребенку. С другой стороны, неужели полноценные пары рожают для того, чтобы «дать жизнь новому человеку», а не для себя? Чтоб стакан воды было кому принести? Так чем я отличаюсь от всех?

Дети в полноценных семьях рождены, потому что они желанные или, чтобы в старости было кому принести воды?

У меня был вариант родить от донора, но помешали предрассудки и суеверия. Ну и, честно говоря, денежный вопрос тоже. К тому моменту мне оказывал знаки внимания один мужчина, женатый. У него уже были дети. Я даже ходила к школе, чтобы на них посмотреть: красивые они или нет.
Вот так закрутился наш роман с хитрым расчетом. Я ему говорила, что пью противозачаточные. И где-то спустя полгода все получилось.

Пока все хорошо, только соседки надоедают

— Сразу после того, как я узнала о беременности, отношения с тем мужчиной были разорваны. К нему у меня ни чувств, ни претензий не было и сейчас нет. Я ему не сказала ничего, а если он случайно узнает, все равно буду говорить, что ребенок не от него.

Вообще, чтобы обезопасить ребенка от злословия людей, правду знает только моя мама. Я знаю, что она никому не расскажет, поэтому поделилась с ней. Она меня поддержала полностью. Сказала, что я правильно сделала. Это так важно для меня!

Другим же родственникам мы сказали, что папа нас бросил. Все жалеют мать-брошенку, в их глазах я такая бедная-несчастная. Мне все равно.
Дочке уже почти четыре года. Ходим в садик. Я очень боялась, что дети будут дразнить мою девочку, что у нее нет папы. Оказалось, что у нас половина группы таких мамочек, как я. В смысле, воспитывающих в одиночку ребенка. И вообще, по моим ощущениям, их стало как-то больше: я знакомилась с такими же, как я, и в роддоме, и на детской площадке. Если честно, я не ощущаю никакой ущербности от этого.

Единственные, кто могут подколоть или задеть — это медперсонал в поликлинике и бабушки из нашего подъезда. Бесцеремонность последних просто поражает. Постоянные перешептывания за спиной, показывание пальцем. Такое ощущение, что они вот-вот меня камнями закидают за то, что ращу ребенка одна.

— Основная трудность? Пожалуй, это то, что я свою дочь гиперопекаю. Мне иногда совестно, что она растет без отца, поэтому я ее стараюсь баловать, насколько могу. И вижу, как она растет буквально «тепличным растением» — такая слабая, изнеженная. Совсем не такая, как я!

Родить для себя не так страшно, как и везде есть свои нюансы в воспитании и в социуме

Мужское воспитание заменить невозможно, как ни старайся. И компенсировать не получится. Для себя я пока вижу такой выход: со следующего года малышка пойдет заниматься плаваньем к хорошему тренеру. Пусть в ее жизни будет хотя бы такой тренер-наставник, мужское плечо.

У меня, фактически, нет помощников: родители уже не в том возрасте, да и живут в другом городе. Вот это тоже можно отнести к трудностям. Но как-то справляюсь, вроде. Да, трудно. Но миссия выполнима. К тому же, я все время посвящаю только ребенку. Мне не нужно ухаживать еще и за мужем. А это ведь отнимает огромное количество времени, верно?

Сейчас я не хочу начинать отношения с мужчинами. У меня есть моя девочка, и этого достаточно.

Что чувствует ребенок, рожденный для себя?

— Правду о своем рождении я узнал не так давно, — делится 20-летний Егор. — Бабушка, когда серьезно заболела, решила мне все рассказать. Оказалось, что мама родила меня «для себя», заплатив за это деньги одному мужчине. После родов он подписал отказ от отцовства. Меня растили мама с бабушкой.

По поводу отца мама всегда говорила и продолжает говорить: «Я тебе ничего не буду говорить, это не твое дело». Если бы не бабушка, так бы правду и не узнал.

Мама работала, за мной смотрела бабушка. У меня все было: одежда, игрушки. Мы не нуждались. В детстве по обмену ездил в Италию, там летом жил в семье. Возможно, поэтому нет каких-то особых проблем по жизни. Какой-никакой, а отец у меня был. Правда, у нас в доме всегда была особая атмосфера. Они всегда говорили, какие же ущербные мужчины, что они совсем не нужны.

И все-таки мужское воспитание и разговоры с отцом ничто не заменит

Феминистки, одним словом. Такие радикальные, причем. Я и сейчас чувствую свою ущербность, ведь я мужчина. Мне кажется: мама хотела бы иметь девочку. Тогда она бы воспитала ее по своему образу, и она бы тоже ненавидела мужчин.

Было пару моментов в детстве, когда меня спрашивали в школе, где мой папа. Мама научила отвечать, что папа нам не нужен, мы самые сильные и все можем без него.

Мама меня сильно любит. Она не спит, если я где-то гуляю до ночи, ложится только когда я прихожу. Я ее не знакомлю со своими девушками, очень уж ревностно относится.

У меня много девушек, ни одна надолго пока не задерживалась. Не могу, как-то совестно оставить маму. Она ведь отдала все, чтобы воспитать меня, как мне бросить ее и уйти к другой?

Ссылка на основную публикацию